Субота 29 Апреля 2017, 04:31

Украинский Институт
Исследования Экстремизма

Возвращение Крыма: результаты года официальной оккупации украинской автономии (через призму публичной деятельности Верховной Рады Украины). Краткий обзор исследования.

27.03.2015

Полная версия исследования доступна на украинском языке.

16 марта 2015 г. исполняется год с момента лжереферендума, состоявшегося в Крыму под прицелами автоматов «вежливых зеленых человечков» и, соответственно, года от начала официальной оккупации украинской автономии и г. Севастополь Российской Федерацией.

Время, которое прошло с момента аннексии, позволило не только отойти от эмоциональной оценки и основательно изучить «крымский вопрос», но и исследовать уже практическую реакцию органов центральной государственной власти Украины, направленную на решение проблемы.

Предметом данного исследования выступила Верховная Рада Украины (Украинский Парламент) и публичная деятельность фракций политических партий. Исследование охватывает несколько направлений: избирательные программы политических партий, ответы депутатских фракций на информационные запросы Института, упоминание проблемы Крыма на заседаниях ВР Украины в течение 20 февраля 2014 г. — 13 февраля 2015 г.

Анализ избирательных программ показал, что о восстановлении украинского контроля над Автономной Республикой Крым прямо заявлено только в Блоке Петра Порошенко (политическая и дипломатическая борьба) и ВО «Батькивщина» (принятие программы по возвращению Крыма). В программах других политических сил, прошедших в парламент, проблема возвращения Крыма упоминается лишь косвенно – через восстановление территориальной целостности. Еще ряд проблем, имеющих отношение к Крыму, которые были включены в программы политических партий, — это защита прав украинских граждан в Крыму и беженцев.

Уже анализируя избирательные программы и готовность давать ответы на конкретные вопросы в информационных запросах (ответы, которые имели отношение к проблеме Крыма, дали только две фракции из шести) о путях возвращения полуострова в состав Украины, мы приходим к выводу, что эта проблема теряет приоритетность для современной парламентской элиты.

Кроме того, в Парламенте наблюдается четкая тенденция уменьшения внимания к проблеме Крыма и во время депутатских выступлений (средний показатель упоминаний — 6,8 за месяц – так и не преодолен с лета 2014 года). Это указывает на реальные угрозы устранения «крымского вопроса» сначала с повестки дня центральных органов власти и, как следствие, из перечня проблем, актуальных для общественного мнения.

Сохраненное изображение 2015-3-16_11-8-53.735

Такие тенденции указывают на высокую вероятности реализации одного из «кремлевских сценариев» — «Донбасс в обмен на Крым». Речь идет о том, что Россия позволяет оставить Донбасс в составе Украины в обмен на признание Крыма территорией государства-оккупанта.

Для преодоления тенденции «забывания Крыма» мы не только должны вернуть вопрос реинтеграции Автономии в повестку дня государственных органов власти. Возвращение Крыма требует учета ряда стратегических вопросов. Первое — одно из самых неотложных — что именно мы возвращаем: территорию или украинских граждан на оккупированной территории. Второе — быть готовыми к длительному процессу реинтеграции Крыма. Даже восстановление украинского контроля над Крымом (деоккупация) сегодня не решит сразу вопрос его реинтеграции в украинское общество. И третье — сформировать четкое осознание на материковой части Украины, что возвращение Крыма возможно лишь в том случае, когда процесс сближения будет двусторонний. Поэтому задача гражданского общества — мотивировать органы государственной власти, в том числе и Верховную Раду Украины, к активации процесса решения «крымского вопроса».

Выводы.

1. Проблема Крыма постепенно уходит с украинского информационного поля. С одной стороны, это обусловлено актуальными проблемами настоящего — военным конфликтом и экономическим кризисом. Но с другой — это может служить признаком целенаправленной технологии вытеснения проблемы реинтеграции Крыма из центра внимания украинского общества и потери ею значимости с целью постепенного превращения Крыма в предмет компромисса в вооруженном конфликте на Донбассе.

В связи с этим, мы не должны рассматривать проблему Крыма отдельно от войны на Донбассе, а рассматривать и решать этот вопрос комплексно. Прежде всего, речь идет о том, что от успешности реальной практики реинтеграции освобожденных населенных пунктов Донецкой и Луганской областей в Украине, в значительной степени будет зависеть будущая реинтеграция Крыму.

Таким образом, на уровне органов власти должна быть утверждена государственная стратегия восстановления территориальной целостности, составляющей которой должна выступать стратегия возвращения Крыма.

2. В символическом измерении публичной деятельности Верховной Рады Украины, то есть в основе большинства выступлений, вопросы реинтеграции Крыма превратились в лозунг («Крым — это Украина»), но так и не стали стратегией.

Замена стратегии возвращения Крыма лозунгом, перенос ответственности за реинтеграцию полуострова под контроль Украины на международное сообщество и, самое главное, устранение проблемы Крыма с повестки дня органов власти, уже сейчас негативно влияют на общественное мнение относительно возвращения Автономии в состав Украины.

3. Органы государственной власти нарабатывают определенную нормативно-правовую базу по проблеме Крыма. Так, Верховной Радой Украины действительно принят ряд нормативно-правовых актов, направленных на защиту прав крымчан как тех, которые находятся в оккупации, так и тех, которые являются внутренне перемещенными лицами на территории материковой Украины. Однако, принятие этих актов происходит медленно: на практике правовые проблемы неподконтрольности Крыма украинской власти привели к целому ряду противоречий. Оперативность решения последних может быть увеличена путем создания соответствующих органов государственной власти, которые бы смогли аккумулировать агрегированные интересы крымчан и производить соответствующие решения в виде проектов законов или нормативно-правовых актов.

Неотъемлемой частью этого вопроса должно стать создание органов управления Крыма в изгнании и центральных органов исполнительной власти по вопросам восстановления территориальной целостности.

4. В связи с невозможностью контролировать Украиной часть своей территории и неотложности решения общенациональных вопросов (территориальной целостности, защиты прав граждан Украины, находящихся на оккупированных территориях), требует пересмотра система представительства в Парламенте (система выборов в Верховную Раду Украины). Речь идет о необходимости обеспечить обязательное представительство в нем народных депутатов, которые представляли бы проблемы крымской громады, г.Севастополь и оккупированной части Донбасса.

5. Процесс реинтеграции Крыма должен быть неразрывно связан с вовлечением в него самого крымского сообщества — как граждан Украины, находящихся на материковой части, так и украинских патриотов, которые продолжают проживать в оккупации. Более того, мы должны учитывать социально-гуманитарный аспект во всех действиях, которые Украина будет реализовывать в Крыму. Любые решения органов государственной власти должны исходить из того, что в Крыму проживают украинские граждане. Поэтому, реализуя экономические санкции или любые другие ограничения в передвижении людей и товаров между континентом и полуостровом, органы государственной власти должны: а) учитывать информационное обоснование; б) не допускать социально-гуманитарную блокаду.

Результатом государственной политики по возвращению Крыма на первом этапе должно стать четкое понимание украинскими гражданами в Крыму реальных перспектив от фактического возврата автономии и г.Севастополь в Украину.